Сказки Редьярда Киплинга

В детскую литературу Киплинг вошел как автор знаменитой повести о Маугли и шутливо – иронических сказок с вопросами.

У Киплинга очень своеобразные, необычные сказки, и необычны они, прежде всего тем, что их главные герои — люди и животные — сосуществуют как равные, равноправные жители планеты киплингЗемля. Эти сказки называют анималистическими. Животные в анималистической сказке изображаются такими, какие они в жизни, рисуются их характер, повадки, привычки, и ни в коем случае под ними не подразумеваются люди – в этом главное отличие данных сказок от фольклорных сказок о животных.

Кроме того, эти сказки необычны еще и тем, что в них поднимаются очень важные, философские, совсем не сказочные вопросы. Например, может ли выжить человек в обществе животных, лишенный человеческого общества, (не зря же детей, которых вырастили животные, с легкой руки Киплинга, ученые всего мира называют “Маугли”) или вопрос о том, как появилась письменность на земле, как было написано первое письмо.

Настоящую известность ему как детскому писателю принес сборник «Просто сказки» или «Маленькие сказки».сказки 1

Сказки Киплинга следуют за традицией так называемых «этиологических сказок» («этиологический» от греческих слов «причина», «понятие, учение»), то есть, как раз таких, которые объясняют нечто, например, почему у гиены задние ноги короче передних, почему заяц труслив. Этиологические сказки известны всем народам мира — немало их в африканском и австралийском фольклоре. Но Киплинг не обрабатывал уже существующие сказки, а создавал свои, усвоив общие принципы фольклорных сказок.

Сказки его начинаются с любовного обращения к ребенку («Слоненок»): «Это только теперь, милый мой мальчик, у слона есть хобот». Но дело, конечно, не только в самом обращении. Вся художественная структура сказки несет на себе отпечаток живого общения рассказчика с внимающим ему ребенком. Как показано исследователями, Киплинг использовал даже специфическую детскую лексику, до конца понятную именно детворе. Тут уместно будет заметить, что Киплинг продолжил традицию детской английской литературы — сам проиллюстрировал свои сказки и дал пояснения к иллюстрациям.

Общение с ребенком всего более заметно в особой интонации Киплинга-сказочника («Почему у кита такая глотка»): «Это было давно, мой милый мальчик. Жил-был Кит. Он плавал по морю и елрики2 рыбу. Он ел и лещей, и ершей, и белугу, и севрюгу, и селедку, и шустрого, быстрого вьюна-угря. Какая рыба попадется ему, ту он и съест. Откроет рот, ам — и готово!».

Сказочное повествование перебивается вставными репликами, специально предназначенными для маленьких слушателей, чтобы они запомнили какую-нибудь деталь, обратили внимание на нечто в особенности важное для себя.

Сказкам придает особую прелесть веселое воодушевление Киплинга-рассказчика. Вот почему он обыгрывает какую-нибудь понравившуюся ему деталь, много раз повторяя ее. Писатель по этой же причине дарит ребенку фантастические картины, пронизанные бытовым юмором. Кит, плывущий к Англии, словно кондуктор  выкрикивает названия станций: «Пора выходить! Пересадка! Ближайшие станции: Винчестер, Ашуэлот, Нашуа, Кини и Фичборо».
Поэтическая детализация действия выдает шутливо-иронический замысел сказки, сближая ее с веселыми юморесками английской народной детской поэзии. В сказке «Кошка, которая гуляла сама по себе» многократно обыгрывается слово «дикий» — действие происходит в далекую пору, когда ручные животные были еще дикими: «Собака была дикая, и Лошадь была дикая, и Овца была дикая, и все они были дикие-предикие и дико блуждали по Мокрым и Диким лесам. Но самая дикая была Дикая Кошка — « она бродила, где вздумается, и гуляла сама по себе». Все в мире было еще дико — и о людях говорится: «В этот вечер, мой милый мальчик, они ужинали дикой овцой, зажаренной на раскаленных каменьях, приправленной диким чесноком и диким перцем. Потом они съели дикую утку, начиненную диким рисом, дикой травой и дикими яблоками; потом хрящики диких быков; потом дикие вишни и дикие гранаты». И даже ноги у Дикого Коня, Дикого Пса дикие, и сами они «дико» говорят. Многообразное обыгрывание одного и того же слова сближает повествование с юмористической прибауткой.маугли

Искусным приемом повторения писатель добивается замечательного комического эффекта («Откуда взялись броненосцы»). Глупого Ягуара, решившегося следовать советам Ягуарихи-матери, окончательно запутали умная Черепаха и хитрый Еж. «Ты говоришь, что я говорю, что она говорила другое,— сказала Черепаха.— Что ж из этого? Ведь если, как ты говорила, что она говорила то, что я говорила, то и выходит, что я говорила, что она говорила». От таких запутанных речей расписной Ягуар чувствует, что «даже пятна на спине заболели».

В сказках Киплинга многократно повторяются одни и те же обороты, слова, выражения, фразы и даже целые абзацы: мамаша Ягуариха изящно помахивает грациозным хвостом, Амазонка именуется «мутной рекой», а Лимпопо — «грязной, мутно-зеленой, широкой», Черепаха всюду «неспешная», а Еж — «злючка-колючка», Ягуар — «расписной» и пр.

Вся совокупность этих образно-стилистических приемов придает сказкам необычайно яркое художественное своеобразие — они превращаются в веселую игру словом. Киплинг открыл своим маленьким слушателям поэзию далеких странствий, диковинной жизни на далеких континентах. Она зовет в мир неизведанного, таинственно — прекрасного:

Поэзией узнавания мира, духовным здоровьем, иронией и шуткой Киплинг как писатель снискал всеобщее признание педагогов. Лучшие свойства его художественного дарования раскрылись именно в сказках.

Очень полюбилась детям сказка из «Книги Джунглей» про славного мангуста, объявившего выставкабеспощадную войну кобрам Нагу и Нагайне («Рикки-Тикки-Тави»). От него веет поэзией тропических приключений, опасностей        и побед. Небольшим стихотворением предваряется история, в которой мангуст Рикки-Тикки-Тави победит огромных змей Нага и Нагайну, не даст вылупиться змеиным детенышам и спасет семью кормящих его людей от лютой смерти.

Дети  всего мира зачитываются  рассказами про мальчика Маугли. Надо сказать, что у Киплинга не было отдельного произведения «Маугли» — эти рассказы —  части «Книги джунглей».   «Книги джунглей» созданы по мозаичному принципу. Они состоят из пятнадцати фрагментов, из которых лишь восемь связаны с историей Маугли, но и те не расположены в логической последовательности, а чередуются с рассказами о Белом Котике и маленьком мангусте Рикки-Тикки-Тави, а также другими историями.

Почти во всех сказочных сборниках Киплинга текст построен по следующему принципу: каждую сказку предваряет небольшое (и лишь изредка, на несколько страниц) стихотворение, которое и создает «настроение» последующей прозы. В «Книгах джунглей» автор также соединил поэзию и прозу. Идея каждого фрагмента представлена в форме поэтического эпиграфа, а прозаический текст раскрывает ее.

«Книга Джунглей» чем-то подобна басне, сказке и мифу. Тем не менее, это произведение не принадлежит ни к одному из этих жанров. В басне в образах зверей изображаются люди, а в «Книге Джунглей» звери, хотя и разговаривают, все равно остаются зверьми. В сказках благодаря чуду сюжет двигается от несчастья к счастью. А в «Книге Джунглей» счастье и несчастья закономерно чередуются. Рассказ построен скорее на законах природы, чем сказки.

В книге Киплинга под необычным углом зрения, показаны реальные законы природы. Вся книга подчинена правильному ритму: нарушение закона — возобновление законов. Если тигр Шерхан посягает на один из важнейших законов джунглей — не охотиться на человека, он должен быть наказан, и вскоре его побеждает человеческий детеныш Маугли. Если серые обезьяны нарушают запрет (им нельзя вмешиваться в дела джунглей), то как наказание им является Страх — огромный питон Каа.

В «Книгах джунглей» этот эпизод раскрывается в рассказе «Охота Каа», в котором Бандерлоги похищают Маугли, заметив его схожесть с обезьянами. Если люди переходят границу в отношениях с джунглями, они испытают наступление джунглей. Если дикие собаки врываются в джунгли, уничтожая все на своем пути, то они сами должны быть уничтожены.

«Книги джунглей» основываются на богатом индийском фольклоре. Сказки наполнены экзотическими экстремальными ситуациями, держат в постоянном напряжении.

Но  есть  у  Редъярда Киплинга  и  совсем другие сказки,  написанные на  основе событий далекого прошлого Англии, на материале ее фольклора и легенд. Именно они и собраны в книжке «Сказки старой Англии»

Эти сказки многие литературоведы относят к жанру фантастической сказки. Киплинг, по сути, был одним из родоначальников жанра «фэнтези», создав сказочную эпопею в двух томах — «Пак с Волшебгых холмов»  и «Подарки фей».

Своего главного персонажа, Пака,  или  Робина Доброго Малого,  Киплинг заимствовал у  Шекспира.  Этот лесной  дух,   часто  озорной,  но  добрый  и  участливый  к  незаслуженно обиженным,  встречается во многих народных сказаниях, откуда он и был взят Шекспиром. По стечению случайных обстоятельств Пак появляется перед детьми  Юной и её братом Данном. Пак рассказывает им историю Англии и веселит их своими проделками и волшебством. Дилогия Киплинга — это классика жанра «фэнтези» — волшебных историй про эльфов и духов.

Начинается книга Киплинга с того, что Дан и Юна дают спектакль по пьесе «Сон в летнюю ночь», и Дан играет в ней Пака. Появившийся на поляне Пак собственной персоной посвящает детей в тайны Холмов и произносит заклинание, передавая им во владение земли Старой Англии. Именно Пак, как уже было сказано выше, рассказывает маленьким брату и сестре историю Англии, но рассказывает не сухо, как на уроке в школе, а перенося их в давно минувшие времена. Пак рассказы комментирует свои рассказы,  объясняя детям непонятные вещи и помогая правильно оценить услышанное.  Так,  несмотря на  всю  свою любовь к  Нику Калпеперу («Доктор медицины»),  Пак насмехается над его астрологическими воззрениями и  прямо называет их  заблуждениями.  Сам  он  сравнивает себя с  хором из античной  трагедии,  который  по  ходу  действия  выступал с  объяснениями происходящего на сцене.

Киплинговский Пак — единственный оставшийся в  Англии  представитель волшебного мира эльфов и фей,  некогда населявших страну, и уходить из нее он  не  собирается.  По его словам,  он «пришел в  Англию вместе с  Дубом, Ясенем и Терновником» и уйдет «только тогда, когда исчезнут они». Он решил быть с людьми до конца, потому что любит и понимает их.

Завязка сказок тоже  была подсказана жизнью.  Киплинг вместе со  своими детьми Джоном и  Элси разыгрывал сценки из  «Сна в  летнюю ночь» Шекспира. Сценой им  служил заброшенный,  поросший травой карьер.  Джон  играл Пака, Элси — Титанию,  а сам Киплинг — ткача Основу, причем для своей роли он достал бумажную ослиную голову. Примерно так и завязывается первая сказка. Сказки старой Англии — особые сказки.  Их  и  называли по-разному:  исторические рассказы, поучительные притчи, романтические сказки, ставя на первое место те или иные их черты.  Поучительность в них,  конечно, есть, но подана она скрытно и  незаметно под внешним действием,  так что ее не всегда и видно.

Автор и  сам  признавал,  что  в  своих сказках он  кое-что «спрятал»:  «Я расположил материал в  три-четыре наложенных друг на  друга слоя,  которые могут открываться читателю,  а  то и нет,  в зависимости от его возраста и  жизненного опыта».  Поэтому не всегда легко определить,  о чем та или иная сказка:  одним кажется об одном, другим — о другом. Многое в этих сказках может  показаться необычным и,  следовательно,  непонятным,  особенно  при первом чтении. Обрывочные образы, туманные описания и сравнения, необычная психологическая мотивировка некоторых реплик — все  это может показаться сначала трудным. Но, только с начала. Эти сказки продуманы и выверены автором до последнего слова. Они рассчитаны на то, чтобы их читали (именно читали,  а не воспринимали на слух,  как,  например, «Сказки просто так»).

Причем читать их  лучше не один раз,  и  тогда с  каждым новым чтением вам будут открываться новые, незамеченные прежде детали, становиться понятными неясные фразы.  У Киплинга все детали очень важны.  Вот,  например, хорошо знакомый Дану и Юне камень-поилка для кур,  на который они ставят фонарики («Доктор медицины»),  оказывается тем  самым  «чумным  камнем»,  который в прошлом  выставлялся у  входа  в  пораженную  болезнью  деревню.  И  таких примеров много. Киплинг призывает внимательней всматриваться в окружающую землю. Устами Пака он говорит, что она заключает в себе много больше, чем думают живущие на  ней люди.  Земля,  впитавшая в  себя пот тысяч безвестных тружеников и кровь защитников, земля, на которой выковался дух народа, земля, слившаяся с  историей и  сама  ставшая историей, — именно она  является подлинным героем сказок Киплинга,  именно она  помогает современным людям  правильно осознать свое место в  жизни.

Таким образом, дилогия Киплинга может считаться своеобразным учебником по истории, написанным в живой и увлекательной форме, — от каменного века и времен правления римлян до разгрома Армады и войны с Наполеоном.

Двухтомник состоит из двадцати одной новеллы, ни в одной из которых нигде конкретно не указывается дата или век. Читатель должен сам догадаться об этом, чему способствуют щедро рассыпанные по всему тексту книг подсказки.

В «Сказках старой Англии» также проза чередуется с поэзией, вновь и вновь открывая перед читателем талант Киплинга как блистательного поэта. Вот одно из стихотворений из дилогии о Паке.

«Беззаконной кометой», ворвавшейся в английскую литературу, называли Редьярда Киплинга. И для этого были основания: в эпоху литературного безвременья,  его произведения привлекали стройностью и ясностью, силой и мужеством, жизнестойкостью и здоровым оптимизмом персонажей.

Богатый язык произведений Киплинга, полный метафор, внёс большой вклад в сокровищницу английского языка.

Сокровищнице мировой культуры принадлежат те создания Киплинга, которые отмечены духом гуманизма, тонким мастерством, наблюдательностью, поэтической смелостью и оригинальностью, близостью к демократическим традициям фольклора английского и других народов.

Кроме того, Киплинг в английской литературе отмечается наличием четырех прижизненных собраний сочинений, фактом необычайным для Англии, почти не знающей прижизненных собраний сочинений.

 

Источник: https://nsportal.ru

 

Автор: Савенкова Т.Г. педагог-библиотекарь